5

Предложение: "Печатать интереснее, чем читать". Где в первой части подлежащее и сказуемое? (Я думаю, что "печатать" - подлежащее, "интереснее" - сказуемое).

1
  • А разве наречие в сравнительной степени не всегда бывает обстоятельством? В отличие от сравнительная степени прилагательного, которое всегда сказуемое
    – Инна
    4 мая в 18:40
1

Комментарий к ответу

Рассуждения кажутся мне лукавой софистикой. Невольно задумаешься о том, что формальный грамматический анализ имеет существенные недостатки по сравнению со структурно-семантическим анализом, который представляется как более современный и эффективный способ.

Если особо не углубляться в детали, то что кажется очевидным? Понятное пользователю предложение можно превратить с совершенно неопределенное и неясное. Неужели по семантике трудно определить, где подлежащее и где сказуемое, смысл-то вполне прозрачный: печатание текста кажется более интересным занятием, чем его чтение.

Предмет (а не признак) – это "печатать", именно это подлежащее, а не наоборот. Мы здесь определяем печатание, а не свои интересы (тогда было бы так: самое интересное занятие для меня – это печатать).

Печатать было интереснее, чем читать. Было интереснее печатать, чем читать. Чем отличаются эти предложения? Да ничем не отличаются, просто порядок слов изменен – обычное дело в русском языке, разве это неизвестно? Но формалистика везде найдет способ, чтобы все усложнить и перевернуть.

Это мое личное мнение, вопрос дискуссионный.

4
  • Конечно, я привел эти цитаты намеренно, чтобы показать шероховатость синтаксиса и понятия сказуемого как предиката (Кстати, есть две теории сказуемого. В европейских языках оно пологичнее). Язык то логичен, синтаксис тоже, да вот только одно не отражает напрямую другое. Поэтому мне странно видеть в книгах утверждения типа: синтаксис это отражение и формализация внутренних законов реального языка. Это модель языка и, как всякая модель, всего лишь попытка что-то там отразить.
    – user190920
    5 мая в 10:00
  • Конечно, мы не поняли, что «намеренно», я считала, что это и ваше мнение тоже. Что ж, мыслите вы разумно. Расскажу немного о двух теориях в современной русской лингвистике. Цитата: «В 60-е годы XX века особую исследовательскую активность приобрело семантическое направление, известное как семантическая семантика». Далее речь идет о структуре простого предложения, которое можно понимать как единицу языка и единицу речи (высказывание). Эти подходы тесно связаны между собой и как бы составляют единое целое, не стоит их противопоставлять друг другу.
    – Sharon
    5 мая в 14:13
  • В чем там разница? Единица языка – это синтаксическое определение вида предложения, а единица речи – это применение обозначенной структуры к конкретной ситуации. В приведенных вами примерах синтаксис одинаковый, но конкретика разная, в том числе может быть изменен порядок слов в зависимости от контекста.
    – Sharon
    5 мая в 14:32
  • Единица речи я думаю это как раз синтаксические понятия типа обстоятельства/дополнения/ определения. А единица языка это существительное глагол и тд. Налицо, так сказать, конфликт одних единиц с другими. Например, если я говорю "на стуле", то я говорю "на чем", а меня пытаются уверить, что я говорю "где". Аналогично со сказуемым.
    – user190920
    5 мая в 17:43
1

Ответ на комментарий

Цитата: "Единица речи, я думаю, это как раз синтаксические понятия типа обстоятельства/дополнения/ определения. А единица языка это существительное глагол и т.д.".

Так существует ли вообще в современном языкознании этот термин – предложение как единица языка? Ответ на этот вопрос дан отдельной темой.

Предложение как единица языка и как единица речи

  1. История изучения простого предложения интересна сама по себе. Предложение – одна из основных грамматических категорий синтаксиса. В России первые теоретические труды появились в конце XIX – начале XX века, но общепризнанного понимания до сих пор нет.

  2. Сначала внимание было сосредоточено на формальном устройстве предложения, а сам термин использовался и по отношению к предложению, и по отношению к логическому суждению. Логическое направление (по Ф.И. Буслаеву) в понимании предложения было тогда основным.

Четко просматривалась связь мышления и языка: мысль должна быть оформленной в виде предложения. Подлежащее – это предмет, о котором мы судим, а сказуемое – то, то мы думаем о нем. Без сказуемого не может быть суждения, это главный член предложения. Безличные предложения допускались, но назывные – нет. Признавалось существование именного сказуемого при наличии связки, в то же время многие считали, что сказуемым должен быть только глагол.

  1. Но уже внутри логической школы стали намечаться разногласия – не всегда логика точно совпадала с такой грамматикой. В конце 19 века обозначилось психологическое направление (А.А. Потебня). Логика только регистрировала результат мышления, но не сам процесс. Предложение должное соединять два понятия (субъект и предикат) – не так важно, что назвать подлежащим, а что сказуемым.

  2. Но и такое понимание предложения уже не казалось удовлетворительным. Была высказана идея о том, что синтаксис надо вовсе отделить от процесса мышления, сделать его самостоятельным. А В 60-е годы XX века началась «осада, а потом штурм» семантики – появилось семантическое направление, а также новая терминология: предложение как единица языка и предложение как единица речи.

  3. Имеет ли знаковую природу само предложение, можно ли его считать единицей языка, не разделяя на части. Стали изучаться структурные схемы простых предложения. Это очень важный момент: теперь считалось, что предложение не создается нами в процессе речи, а только воспроизводится по уже существующим структурно-грамматическим моделям. Отсюда следует, что нужно изучать эти структуры, а потом уже применять к реальности. В нашем сознании уже существуют определенные языковые модели, носители языка пользуются ими интуитивно.

  4. Итак, предложение как явление языка соответствует грамматике, а предложение как высказывание имеет целевое назначение и применяется к конкретной ситуации. Вот об этом нужно всегда помнить при синтаксическом анализе предложений – что говорим, кому говорим и зачем говорим. И конечно, понимать, какую грамматику (структурную модель) мы собираемся использовать.

Материал взят из книги В.И. Казариной «Простое предложение в аспекте структурно-семантического подхода», Москва, 2019 г.

1
  • Я вижу, что информация осталась НЕВОСТРЕБОВАННОЙ и никого не заинтересовала (уже привычный для меня стандарт: ни одного голоса, ни одного комментария, ни одного вопроса). Да только зря, ведь это ОСНОВА ОСНОВ для современного анализа грамматики простого предложения. А еще это очень долгий путь поисков, пройденный удивительными и преданными науке людьми.
    – Sharon
    6 мая в 11:47
0

Замените знаки вопроса на основе материала ниже

"Печатать было интереснее, чем читать" (сказуемое: ??)

"Было интереснее печатать, чем читать" (сказуемое: ??)

http://philolog.pspu.ru/module/magazine/do/mpub_15_303

Трудность может возникнуть, когда инфинитив сочетается со словами на –О(-Е): если инфинитив стоит на первом месте в предложении, а дальше следует слово на –О, перед нами двусоставное предложение с подлежащим - инфинитивом: Спорить с ним бесполезно. Шутить с либерализмом опасно. Перестановка инфинитива на второе место после слова на –О, являющегося категорией состояния, превращает предложение в безличное: Бесполезно спорить с ним. Непросто было добраться до работы в этот день из-за метели. Опасно шутить с либерализмом. Наличие при инфинитиве слов категории состояния надо, нужно, необходимо, нельзя, можно и др. говорит о том, что это сказуемое безличных предложений, независимо от порядка слов: У вас тут можно заблудиться. Спрашивать об этом было нельзя. Надо найти другое решение. )

1
  • Спасибо! Значит, в моем предложении подлежащее "печатать", а сказуемое "интереснее". 4 мая в 9:24

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.