4

Боюсь, этот вопрос будет как off-topic, но мне не к кому обратиться больше.

Мы используем сослагательное наклонение по-другому, чем вы с русском языке: этим наклонением мы эмоционально оцениваем наши высказывания. Была очень рада, когда наконец нашла сходство в наших языках: мы и вы аналогично используем сослагательное наклонение в придаточных цели. Начала думать о возможном объяснении этому феномену, и не дальше. Насколько я знаю, у России не было контактов с Испанией. У вас был языковой контакт с Францией, не так ли? Если есть историки среди вас (or anyone who knows), не могли бы вы подсказать, верно то, как я думаю? К сожалению, не нашла доказательств, но осмелюсь предположить, что такая синтаксическая структура (использование целевого союза + сослагательная форма глагола) пришла к вам через французский, а мы имеем её, соответственно, через латинский язык. Как вы считаете, можно так обосновать or is it too bold of me?

Большое спасибо!

  • Комментарии не предназначены для расширенной дискуссии; разговор перемещён в чат. – Aer 6 май в 5:59
0

Я прочитала комментарии и ответить попробую не о связях, а о самом сослагательном наклонении, в то числе в придаточных цели.

Одним из значений сослагательного наклонения является желательность, а желание связано с эмоциями. Субъект действия имеет желание и предполагает, что его действия будут причиной того, что желание исполнится в будущем. Цель – это ситуация, которая желательна для субъекта.

Модальность желания (ирреальная модальность) в придаточных цели выражается двумя способами:

  1. Сослагательным наклонением глагола (глагольная форма на Л, частица БЫ входит в союз):

Я довез друга до вокзала, чтобы он не опоздал. Здесь субъекты действия в главном и придаточном предложении разные.

  1. Инфинитивом (частица БЫ входит в союз):

Я поехал на вокзал, чтобы встретить друга. Здесь субъект действия в главном и придаточном предложении один и тот же.

В заключение я хотела бы привести цитату из статьи А.С. Пушкина, в которой он говорит о связях русского языка:

Как материал словесности, язык славяно-русский имеет неоспоримое превосходство пред всеми европейскими: судьба его была чрезвычайно счастлива. В XI веке древний греческий язык вдруг открыл ему свой лексикон, сокровищницу гармонии, даровал ему законы обдуманной своей грамматики, свои прекрасные обороты, величественное течение речи; словом, усыновил его, избавя таким образом от медленных усовершенствований времени. Сам по себе уже звучный и выразительный, отселе заемлет он гибкость и правильность.

В царствование Петра I-го начал он приметно искажаться от необходимого введения голландских, немецких и французских слов. Сия мода распространяла свое влияние и на писателей, в то время покровительствуемых государями и вельможами; к счастию, явился Ломоносов.

Источник: http://pushkin-lit.ru/pushkin/text/articles/article-008.htm

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.