1

Интересно, что исходное правило звучит довольно просто: В СУФФИКСАХ И ОКОНЧАНИЯХ различных частей речи после шипящих и Ц пишется О под ударением и Е без ударения. Но потом появляется желание правило обобщить, сказать, что пишется В КОРНЕ, учесть все исключения, которые никак не объясняются (как, впрочем и само правило), и тогда оно перестает быть простым, и понятным, и легко запоминающимся.

Кроме того, появляется "корыто - корытцо", где так и хочется написать О после Ц. Выбор дЕревце - деревцО также начинает вызывать сомнения (и даже протест) у обычных пользователей русского языка. В результате русская система письма (очень стройная и логичная) становится предметом критики, а также вызывает желание ее реформировать.

И вопрос: Как объяснить правило "Выбор О/Е после Ц", и надо ли это делать, и почему никто этого не делает?

2

Грот как раз убрал все исключения, убрал неразбериху типа лице-лицо,Карташев-Карташов,танцовать-танцевать, сделал правило понятным. Придумывать что-то новое-вносить сложности, а не чёткость.

История написаний гласных после шипящих и ц связана с влиянием морфологических написаний на графику.

Возможность написания е или о после шипящих (а также и после ц) появилась в связи с законом перехода /э/ в /о/ после мягких согласных под ударением (в том числе и после когда-то мягких /ж/, /ш/ и /ц/). Этимологическое /э/, перешедшее под ударением в /о/, после шипящих и /ц/, ввиду их непарности по мягкости-твердости, могло быть и обозначено (по выговору) буквой о. Существующее сейчас распределение в написании е и о после шипящих, а также после ц сложилось в основном стихийно на основе подравнивания написания одной морфемы к другой: морфемы с шипящими и ц "равнялись" на морфемы с нешипящими.

После ц в русском языке никогда не следуют ни личные глагольные окончания первого спряжения, ни причастный суффикс -енн-(-ен-), т.е. никогда не следуют такие продуктивные морфемы, которые, употребляясь после других согласных, имеют в своем составе е. Таким образом, после ц при передаче на письме ударного /о/, этимологически восходящего к /э/, не было необходимости сохранить графическое е, что существует прежде всего при написании глагольных окончаний первого спряжения и суффикса страдательных причастий прошедшего времени. Глагольные формы с наличием ц в основе ограничиваются лишь словами типа танцевать, гарцевать, вальцевать и т.п.(к тому же малочисленными). Личные глагольные формы их оканчиваются на -цую, -цуешь, а страдательные причастия прошедшего времени от этих глаголов не образуются.

При передаче на письме /о/, этимологически восходящего к /э/, после ц наблюдалась та же морфологическая тенденция, какую мы наблюдаем при складывающемся обычае писать е/о после шипящих.

После ц закреплялось написание о при произнесении /о/ в ударных окончаниях имен существительных, ибо для имен существительных окончания с о являются сильной графической моделью: лицо́, как село́, про́со (форма лицо́ - наряду с лице́ - указывается уже в "Российской грамматике" Ломоносова1); кольцо́м, как село́м, про́сом; огурцо́в, как зубо́в, оре́хов, но безударные окончания пишутся с е: полоте́нце, как по́ле, полоте́нцем, как по́лем; па́льцев, как злоде́ев. Закрепилось написание о после ц в суффиксе -овск-: отцо́вский, спецóвский и т.п., так как именно вариант с о является графически сильным - после других твердых согласных он употребляется как под ударением: бесо́вский, черто́вский, старико́вский, так и без ударения: де́довский, ма́ртовский, рабко́ровский. Вариант -ёвск-, встречающийся в единичных случаях после мягких согласных (кремлёвский), является графически вынужденным. Окончания с графическим о, передающим звук /о/, после ц многочисленны (кольцо́, яйцо́, крыльцо́ и т.д.), так как многочисленны именные основы на ц. Поэтому после ц легче, чем после шипящих, установить единое графическое о для обозначения ударного /о/ и в малочисленных суффиксальных морфемах слов типа вальцо́вка, танцо́р, и в корневой морфеме с /о/: цо́кот.

http://bibl.tikva.ru/base/B952/B952Part17-85.php

  • >>>Грот как раз убрал все исключения, Ну значит, я запомнил "с точностью до наоборот". Хотя по вашему тексту и не скажешь, что речь идет о каком-то "упрощении".))) – behemothus 4 янв '15 в 1:51
  • Людмила, большое спасибо за интересную информацию о становлении русской орфографии. Как я поняла, проблема О/Е после шипящих возникла в 19 веке, когда чередование Е/Ё после МЯГКИХ согласных стало отражаться на письме . Такое же явление наблюдалось и ДЛЯ ШИПЯЩИХ и Ц, но после твердых Ж, Ш, Ц звук О в ударной позиции стал обозначаться буквой О (причем в сущ., прил. и нар. после Ж,Ш,Ц, а после Ц - во всех формах, включая суффиксы глаголов, по аналогии с существующей графической моделью для этих слов). – Vera 4 янв '15 в 7:45
  • Также спасибо behemothus за указанный учебник (по возможности непременно с ним ознакомлюсь). – Vera 4 янв '15 в 7:45
2

Грот писал, что о ставится после ц всякий раз, когда на этот слог падает ударение, напр. лицо, кольцом, купцов.

И далее:

"В противном случае, т. е. при отсутствии над этим слогом ударения, пишут е, напр. зеркальце, перцем, иностранцев, улицею, лицевать. Только начертание неопред. наклонения глаголов: танцовать, гарцовать и шпринцовать составляет исключение из этого правила.

Собственно говоря, в неударяемых слогах: це, цем, цев, цею, также слышится не е, а средний звук между а и о, и потому тут равным образом можно бы писать о, что некоторые и делают...

Так как однакоже установленное обычаем различие в употреблении о и е после ц имеет свою полезную сторону, именно служит указанием относительно ударения, то лучше сохранить это двоякое написание".

  • Как вы объясняете "нестандартное" написание трёх глаголов? Это продолжалось почему-то очень долго. – Дерзкий Grantum 3 янв '15 в 15:08
  • Слава, спасибо за ответ и цитату из Грота. Судя по ее содержанию, Грот не видит особой необходимости в написании Е после Ц. Однако, если это сложилось исторически, то можно оставить Е: все равно редуцированный звук не очень ясен, да еще безударный слог можно обозначить. Мне такой подход не кажется убедительным – преимущества сомнительные, в то время как особое правило для шипящих и Ц доставляет больше хлопот. – Vera 3 янв '15 в 16:48
  • Как вы объясняете "нестандартное" написание трёх глаголов? Это продолжалось почему-то очень долго. Дерзкий Grantum === К сожалению, никак не объясняю. Знаний недостаточно. Могу только предположить, что на написание этих глаголов оказало влияние их имевшееся в то время произношение. Плюс наличие родственных слов: танцОр, танцОвщик, гарцОвник, шпринцОвка... Да и не уверен в том, что только эти три глагола писались в 19-м веке с "-цовать": возможно, Грот просто не указал на другие. У Ушакова ведь есть и вальцОвать, и глянцОвать... – slava1947 3 янв '15 в 17:18
  • Спасибо за ответ и цитату из Грота. Судя по ее содержанию, Грот не видит особой необходимости в написании Е после Ц. Vera === А по-моему, как раз видит. И ратует за то, чтобы не писалось О в безударных слогах: "различие в употреблении О и Е после Ц имеет свою полезную сторону, именно служит указанием относительно ударения". – slava1947 3 янв '15 в 17:28
  • Я и говорю: сомнительная полезность "указания относительно ударения", и особое правило с не очень понятным для пользователей назначением. Тем не менее я считаю это правило в орфографии совершенно необходимым и очень важным, просто ему нужно дать простое и понятное объяснение. Объяснения Грота в этом отрывке недостаточно, но, может быть, у него есть еще что-нибудь? – Vera 3 янв '15 в 17:47
1

Как объяснить правило "Выбор О/Е после Ц", и надо ли это делать, и почему никто этого не делает?

Что именно тут надо объяснять-то? Сформулировали (slava1947) вполне грамотно. Под ударением пишется так, как слышится. Без ударения - всегда Е.

Если написано (современным автором) "корытцо", то значит, он или не знает правила, или произносит с ударением на окончании.

Более ранние колебания в написании объясняются невыработанностью единых правил (если не ошибаюсь, Грот допускал оба написания - по какому-то более хитрому правилу), и меньшей степенью редукции безударного О в подобных случаях по офроэпическим нормам того времени.

А если интересует почему вообще возникла такая ситуация - то это уже история языка. Объяснять её надо только тем, кому это интересно... Если очень кратко, О и Э в какой-то мере дополняли и заменяли друг друга в разных ситуациях на всем протяжении истории русского и даже общеславянского языка. Почти во всех случаях проблема "О/Е" (практическая или чисто академическая) возникает на месте исторического (Й)Э. Это легко проследить, путем сравнения со старославянским или, например, с современным польским.

  • ВО-ПЕРВЫХ, в приведенных правилах можно увидеть смешение разных орфограмм: 1) проверяемые гласные в корне (цокотать – цокот); 2) непроверяемые гласные в корне (герцог, скерцо); 3) выбор О/Е в суффиксах и окончаниях. Именно этот «винегрет» делает правило неудобным для использования. ВО-ВТОРЫХ, современная орфография должна ориентироваться на современное состояние языка. Когда-то Ж, Ш, Ц были мягкими, но они уже давно твердые, и стоит ли сохранять для них особые правила? А если это важно, то почему? Хорошо бы получить краткий и понятный каждому школьнику ответ. – Vera 3 янв '15 в 9:16
  • И В ТРЕТЬИХ, может быть, Грот был прав, связывая выбор О/Е с редукцией гласных. Опять же здесь не помешает очень короткое и очень понятное для всех объяснение. – Vera 3 янв '15 в 9:16
  • >непроверяемые гласные в корне (герцог, скерцо); Мы же про русские слова все-таки. А заимствования они почти всегда "проверяются" только по словарю. – behemothus 3 янв '15 в 11:33
  • К сожалению, я не знаю этой формулировки Грота, мне просто нравится сама идея о том, что выбор О/Е связан с особой редукцией гласных после шипящих и Ц. – Vera 3 янв '15 в 16:48

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.