0

Речь о сравнении капеллы св. Сильвестра (Рим) и Спасо-Преображенского Мирожского монастыря (Псков).

Ничего не правила, только глазнушки убрала, п/ж - мои претензии автору, ещё не отправленные.

Интересно сравнить подход Рима (вот зачем курсив?) с подходом наших богословов и мастеров из Мирожского монастыря во Пскове (эти памятники – ровесники, вторая половина двенадцатого столетия - ЭТО ОТСЕБЯТИНКА, чтоб дальше понятно было!). Настоятелем нашего монастыря был грек, мастера – ромеи, как сами звали себя жители бывшей Империи. И ведь насколько один образный язык оказывается более развит и богат к XIII столетию, чем другой (я потеряла нить: какие языки сравниваются? Ты ж молчишь о: год основания Мирожского монастыря. Нам непонятно, откуда сравнение с XIII столетием!)! И здесь и там в сценах, в позах присутствует церемониальность (не: церемонность?), чудится привкус придворного искусства. И здесь и там фигуры изнежены, бестелесны, чуть касаются земли. И здесь и там художник обнаруживает ракурс (КАКОЙ?!) и часто пользуется им скорей как знаком (КАКИМ?!), чем ориентируется на требования композиции. И здесь и там перед нами суть – византийское искусство. Однако Рим обращается ко зрителю почти по-варварски: грубовато, зато доходчиво. И если сосредоточиться, то смысл ясен даже нам – совершенным вандалам, с позиций средневекового человека.

Помогите, пожалуйста, сделать красиво - мы ж уже почти разобрались, кто на ком стоял.

Вот етое: суть – византийское искусство - просто безжалостно выкидываем тире? Перед с позиций запятую можно оставить?

Художник обнаруживает ракурс и часто пользуется им скорей как знаком, чем ориентируется на требования композиции, - ничего?

1

Интерес представляет сотворчество мастеров-ромеев, как сами звали себя жители бывшей империи, и отцов Мирожского монастыря. Ещё не ведающие новейших проявлений, сторонящиеся и не желающие принимать ничего иного, нарочитого, грубого в своей натуралистичности, позёрстве, свойственным придворной портретной и сюжетной живописи, они, как и грек-настоятель, отстаивали традиции Церкви. И теперь перед нами — суть византийское в своей чистоте искусство, где образы эфемерны, фигуры чуть касаются земли, композиции статичны. В них нет и тени той церемониальности и сложных ракурсов, которые позже проникли из светского гуманистического искусства в ренессансные храмы.

Это канва, не более.

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.