1

Белеет парус одиноКИЙ В тумане моря голубом. Что ищет он в стране далеКОЙ, Что кинул он в краю родном?

В поэзии XIX века неточные рифмы были редкостью, у Лермонтова же я не нашел ни одного случая, кроме этого... Или здесь что-то не так?

  • 2
    Правильно: Белеет парус одинокОЙ... См. ilibrary.ru/text/998/p.1/index.html – slava1947 5 окт '17 в 18:00
  • @slava1947 - это спорно, как правильно написать в современном издании. Во-первых, надо знать, что было в автографе, во-вторых, орфография оригинала может меняться в связи с появлением новых общих правил и подходов. Но что безусловно правтльно - так это то, что произносить надо именно одинокОй. А не редуцировать "далекой" до "далёкый", как предлагает Г.А., – behemothus 6 окт '17 в 7:54
  • @Мимоходов: Во-первых, надо знать, что было в автографе... Когда-то я принимал участие в обсуждении приведённого в этой теме вопроса. Одним из участников обсуждения был приведён автограф Лермонтова. См. здесь: rusforus.ru/… – slava1947 6 окт '17 в 8:36
  • @slava1947 Так а чего его искать-то у "участников"? Он в Вики есть. В нескольких вариантах. Но там остаётся только догадываться, ничего не разглядеть. Я его только разве что под электронный микроскоп не пропускал. У вашего соучастника обсуждения - не лучше. – behemothus 7 окт '17 в 2:21
  • @slava1947 если все-таки хотите обсудить разговор по вашей ссылке вообще, то чуть позже. У меня еще есть ссылка на автограф из письма Лопухиной - там нет зачеркнутого "отдаленный" (оно-то очевидно Ы), но "одинокiй" просматривается лучше. Найду - дам знать – behemothus 7 окт '17 в 2:31
3

Всё так; и рифма у Лермонтова точная.

"Одинокий" произносилось как одинок[а/ы]й, что рифмовалось с далёк[а/ы]й.

Парус

Белеет парус одинокой

В тумане моря голубом!..

Что ищет он в стране далекой?

Что кинул он в краю родном?..


Играют волны — ветер свищет,

И мачта гнется и скрыпит...

Увы! он счастия не ищет,

И не от счастия бежит!


Под ним струя светлей лазури,

Над ним луч солнца золотой...

А он, мятежный, просит бури,

Как будто в бурях есть покой!

1832

(Воспроизведено по автографу)


...Младшие школьники привыкли к вариантам «одинокий» и «скрипит», но учащиеся старших классов должны видеть здесь подлинно лермонтовское написание слов, а точнее – знать, как они произносились. Ученики должны ощущать временную дистанцию, понимать, что это стихотворение – часть другой эпохи, иного мира. Между прочим, такого мира, где возможны грамматические ошибки в молодом литературном языке (у того же Лермонтова читаем: «Из пламя и света // Рожденное слово»), но избегается поэтическая неаккуратность, наподобие неточной рифмы «одинокий – далекой».

источник

3

Я немножко издалека начну. Выбор варианта прилагательного ий/ый - ой в зависимости от места ударения - это фонетическая тенденция сравнительно недавняя.

Во времена Лермонтова подобные рифмы не считались неточными. Наоборот, это был высокий стиль, подчеркивающий "высокое", "благородное" произношение "парус одинокой" - конечный дифтонг безударный, но с О. Редуцирование О в И/Ы произошло, видимо, незадолго до Лермонтова, в середине XVII в., но в высоком стиле это произношение (известное сейчас как старомосковское) сохранялось еще довольно долго.

Более раннюю традицию можно проследить, например, на фамилиях (их произношение ничем не отличается от собственно прилагательных). Толстой (Лев) и некий "толстый" отличаются всего лишь местом ударения. Именно так, Толстым, был прозван предок (в одиннадцатом поколении) первого графа Толстого (Петра) Андрей Толстый, смещение ударения сделано просто с целью "облагораживания" фамилии. Но почему ж тогда графы стали носить фамилию Толстой а не Толстый? Да просто потому что и предки графов произносили свою фамилию как Толстой.

Сравните у Пушкина:

В свою деревню в ту же пору
Помещик новый прискакал
И столь же строгому разбору
В соседстве повод подавал:
По имени Владимир Ленской,
С душою прямо геттингенской,
Красавец, в полном цвете лет,
Поклонник Канта и поэт.

Здесь Пушкин даже не стесняется писать Ленский через ОЙ.

Если всё ещё неубедительно, то ещё Пушкин.

Не пой красавица при мне
Ты песен Грузии печальной
Напоминают мне оне
Другую жизнь и берег дальный.

Здесь, в отличие от строк Лермонтова, трудно сослаться на современное редуцированное произношение "печальнЪй", Только фонетическая замена -НЫЙ на -НОЙ приводит к законной рифме.

Хотел еще примеры найти из более ранних (Державина-Ломоносова), но что-то сил не хватило. А наверняка есть там. Это системная рифма, не исключение.

2

Рифма, безусловно, здесь точная. Нормы московского произношения в поэзии XIX века соблюдались достаточно последовательно. В соответствии с этими нормами заднеязычные [г] [к] [х] перед окончаниями прилагательных на -ий не смягчались, произносились твердо: строг[ъ]й, тих[ъ]й, и, соответственно, одинок[ъ]й. На это надо обязательно обращать внимание учащихся при изучении данного стихотворения в школе. Это также прекрасный иллюстративный материал, повод для раскрытия особенностей московского произношения.

  • Да то, что они заднеязычные не смягчались - это небольшой секрет, но ЫЙ с ОЙ, даже безударные, все равно не рифмуется, если это не прилагательное им. п., м.р. – behemothus 7 окт '17 в 2:34

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.