2

Он хорошо говорит, — заметила генеральша, обращаясь к дочерям и продолжая кивать головой вслед за каждым словом князя, — я даже не ожидала. Стало быть, всё пустяки и неправда; по обыкновению. Кушайте, князь, и рассказывайте: где вы родились, где воспитывались? Я хочу всё знать; вы чрезвычайно меня интересуете. Князь поблагодарил и, кушая с большим аппетитом, стал снова передавать всё то, о чем ему уже неоднократно приходилось говорить в это утро. Генеральша становилась всё довольнее и довольнее (Ф. М. Достоевский. Идиот).

А вместо всего этого, вот он, богатый муж неверной жены, камергер в отставке, любящий покушать, выпить и расстегнувшись побранить легко правительство, член Московского Английского клуба и всеми любимый член московского общества. Он долго не мог помириться с той мыслью, что он есть тот самый отставной московский камергер, тип которого он так глубоко презирал семь лет тому назад (Л. Толстой. Война и мир).

Арина Власьевна была настоящая русская дворяночка прежнего времени... об устрицах говорила не иначе, как с содроганием; любила покушать – и строго постилась; спала десять часов в сутки – и не ложилась вовсе, если у Василия Ивановича заболевала голова... (И. С. Тургенев. Отцы и дети)

Дом вытянулся в длину, в один этаж, с мезонином. Во всем благословенное обилие: гость приедет — как Одиссей в гости к царю. Многочисленное семейство то и дело сидит за столом, а в семействе человек восемнадцать: то чай кушают, то кофе кушают, то просто кушают. Кушают в столовой, кушают в беседке, кушают на лужку, кушают на балконе (И. Гончаров. Обрыв).

Изливши свои чувства и успокоившись, граф налил мне стакан холодного красно-бурого чая и придвинул к моим рукам ящик с печеньями.
— Кушай… Проездом через Москву у Эйнема купил
(А. П. Чехов. Драма на охоте).

В описываемое мною время Московский трактир после трех часов пополудни решительно представлял как бы продолжение заседаний ближайших присутственных мест. За отдельными столиками обыкновенно сидели, кушали и пили разные, до шестого класса включительно, служебные лица вместе с своими просителями, кои угощали их обильно и радушно (А. Писемский. Масоны).

– А все это отчего? – сказал, кушая арбуз, Горданов, – все это оттого, что давят человека вдосталь, как прессом жмут, и средств поправиться уже никаких не оставляют.
...
Оркестр играл превосходно: иллюминация задалась, как нельзя лучше; фонтан шумел, публика гуляла, пила, кушала
(Н. Лесков. На ножах).

XX век:

Она вздохнула и, закрыв глаза, откинула голову на отвал дивана. Я подумал, глядя на ее бескровные, сиреневые губы, что она, верно, голодна, подал ей чашку чаю и тарелку с булкой, сел на диван тронул ее за руку:
— Кушайте, пожалуйста.
Она открыла глаза и молча стала пить и есть
(И. Бунин. Три рубля).

Характерно, что убийца после совершения преступления пил вино и кушал бисквиты — остатки того и другого были найдены на столе со следами окровавленных пальцев (Л. Андреев. Иван Иванович).

Царь Голод (обращается к Зрителям очень веселым и открытым голосом). А теперь, милостивые государи, я предложил бы сделать перерыв и покушать. Правосудие — вещь утомительная, и нужно подкрепить силы. (Галантно.) Особенно прекрасным дамам и девицам. Прошу!
Радостные возгласы. Кушать! Кушать!

...
Судьи стаскивают парики, открывая лысые головы, и постепенно вмешиваются в толпу, пожимают руки и искоса, с притворным равнодушием, поглядывают на кушающих.
Смерть вынула из кармана сухой бутерброд с сыром и кушает в одиночестве
(Л. Н. Андреев. Царь Голод).

Под нею сидел черношляпый бродяга, запивая местной родниковой водицей сухую горбушку странника, прохлаждаясь от пыльных российских верст; под ней сидел, на ней и вырезал ножичком по сочной мякоти коры: «Клокачев Андрей. Долой насилье!» Покушав, ушел, а след остался…
Целый вечер Заварихин просидел задумчивый, крошки не скушал, шохал изредка корочку да вздыхал под-спудно, ровно кипы ворочал, — словом, вел себя, как ему и полагалось по характеру проглоченной наживки
(Л. Леонов. Вор).

Против него твердо поместился, разложив локти по столу, пожилой, лысоватый человек, с большим лицом и очень сильными очками на мягком носу, одетый в серый пиджак, в цветной рубашке «фантазия», с черным шнурком вместо галстука. Он сосредоточенно кушал и молчал. Варавка, назвав длинную двойную фамилию, прибавил:
– Наш редактор.

…Кушал он очень интересно и с великой осторожностью. Внимательно следил, чтоб куски холодного мяса и ветчины были равномерны, тщательно обрезывал ножом излишек их, пронзал вилкой оба куска и, прежде чем положить их в рот, на широкие, тупые зубы, поднимал вилку на уровень очков, испытующе осматривал двуцветные кусочки. Даже огурец он кушал с великой осторожностью, как рыбу, точно ожидая встретить в огурце кость (М. Горький. Клим Самгин).

Я дошел до того, что придумал себе резь в желудке, и Ирена запретила мне кушать, черт меня подери, грубую пищу и несколько раз приносила из дома сметанковые сырники, упрятанные в целлофановый мешок и обернутые газетами, чтобы не остыли (Константин Воробьев. Вот пришел великан).

Подходило время ей так и так уезжать, и из хозяйственной сумки она стала вынимать и показывать мужу, что привезла ему кушать. Рукава её шубы так уширены были манжетами из чернобурки, что едва входили в раззявленную пасть сумки (А. Солженицын. Раковый корпус).

Что вызывает недоумение — повтор из комментария в комментарий: это слово употребляли только лакеи. Предоставленный материал убедительно опровергает это мнение: так говорили и аристократы, и интеллигенты, и мужчины, и женщины. Причем границы активного употребления этого слова выходят далеко за рамки 19 века.
Как показывают приведенные примеры из русской классики, "кушать" в речи автора встречается не менее часто, чем в речи персонажей. А это — главный показатель литературности слова, того, что оно используется не только и не столько как характерологическое средство, отражающее особенности и уровень культурно-речевого развития персонажа, но и как средство коммуникации между автором и читателем. Классики не боятся упреков в слащавости, необразованности и дурном вкусе.

  • См.. также rus.stackexchange.com/questions/40857/… – М_Г 1 окт '17 в 5:01
  • По-моему, это комментарий к вопросу rus.stackexchange.com/questions/8968/… (“Кушать” и “есть”. Оттенки значений), и там ему место. – М_Г 1 окт '17 в 5:08
  • Я не считаю, что на мой вопрос ответили. На вашем сайте и других специализированных сайтах по русскому языку сайтах есть, к сожалению, очевидная тенденция игнорирования реального литературного материала. Утверждения экспертов о недопустимости употребления слова "кушать" в речи мужчин, в нейтральных контекстах, о слащавости и мещанском характере данного слова, подаваемые как истина в последней инстанции, явно бездоказательны. Надо более серьезно аргумент ировать свою позицию, опираясь на факты авторитетного словоупотребления. В этом смысл моего вопроса (и ответа). – Борис Бобылев 2 окт '17 в 8:39
  • Конечно, может быть, установка на набирание "репутаций" представляет собой удачный маркетинговый ход. Но количество не переходит автоматически в качество. Есть смысл подумать о повышении требований к обоснованности "экспертных заключений", предлагаемых в качестве авторитетных ответов на вопросы. – Борис Бобылев 2 окт '17 в 9:17
  • @БорисБобылев в таком виде вопрос возможен, поэтому переоткрыл ваш вопрос. – Марк Из 2 окт '17 в 13:49
1

Значения слов меняются, и в XXI веке говорят не так, как в XIX веке.

Возьмем словарь:

КУШАТЬ, нсв. что. Есть, принимать пищу. Употр. в формулах вежливого приглашения к еде (в нормативной речи в 1 л. не употр.). К. подано! Пожалуйте к. Кушайте, пожалуйста! Кушай поскорее! (ребёнку). // Устар. Пить (чай, кофе, вино).

В словаре указаны современные нормы употребления слова, объяснения там не даются. Для меня выражение "я кушаю" в речи взрослых людей совершенно неприемлемо и очень раздражает, когда так говорят другие. Слащавость ли там, или лакейство, или отсутствие оных – это уже не сам вопрос, а история вопроса. Здесь возможны разные мнения, можно что-то доказывать, приводить примеры. Но говорить нужно согласно установленной норме.

Из личных впечатлений. Когда-то мы снимали дачу у очень хорошо образованной еврейской семьи. Они были культурными людьми, жили в центре города, хорошо знали Москву, часто посещали концерты, театральные представления. Хозяйка, заезжая к нам, между делом учила меня уму-разуму и в частности очень определенно высказалась по поводу глагола "кушать" – категорически неправильно, ни в коем случае нельзя так говорить.

  • Если Вы внимательно посмотрели приведенные мной примеры, то большая часть из них относится к XХ веку. Три из них взяты из произведений авторитетных современных писателей. Все эти словоупотребления относятся к нейтральным контекстам. Конечно, когда после революции миллионы носителей образцового литературного языка эмигрировали, произошла смена элит и не всегда в сторону улучшения. Многие стремились говорить как пишут, у части новой интеллигенции сложились предубеждения и понятия, которые заменили традицию, законы и дух языка. К их числу и относятся категорическое неприятие слова "кушать". – Борис Бобылев 3 окт '17 в 16:28
  • История этого вопроса, безусловно, интересна и поучительна, но это только история. Интересна и статистика употребления этих слов. Я не исключаю, что это только столичная интеллигенция (Москва и Петербург) категорически не желает "кушать". – Sharon 3 окт '17 в 17:56
  • Да и и сама культура застолья изменилась. Ну не сидим мы за столом по три часа, пробуя разные блюда. Некогда нам "кушать", ритм жизни совсем другой. – Sharon 3 окт '17 в 18:04
  • Мамаев и Прилепин - из XXI века. Вот еще пример:Будкин щёлкнул выключателем, снял наушники, встал, потянулся и, перешагнув через Пуджика, пошёл на кухню. – Когда, Надюша, обедать будем? – ласково спросил он. – Здесь тебе столовая, что ли? Я на тебя не готовлю! – Я же один живу… Никто меня не любит, никто не кормит… – Меня это абсолютно не интересует! – отрезала Надя. – Ну, я хоть полсантиметрика колбаски скушаю… (Алексей Иванов "Геолог глобус пропил"). – Борис Бобылев 3 окт '17 в 20:38
  • А вот лауреат "Русского Букера" за 2016 год Петр Алешковский - "Крепость" – Голова кружится. – Она опустила глаза, положила голову ему на грудь. Так простояли какое то время, тихо и счастливо. Танечка очнулась первой. – Кушать будешь? – Буду, голодный! – Борис Бобылев 3 окт '17 в 20:44

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.