1

В русском языке все сущ. 3-го скл. ж.р. имеют мягкую основу (тень, медь, пыль), в то время как сущ. 2-го скл. м.р. могут иметь как твердую основу (стол, сад), так и мягкую (конь, голубь, гвоздь, гусь, зверь). Таким образом, мягкий знак на конце существительного не является показателем рода, но тогда почему он стал показателем ж.р. после шипящих?

Какова история написания, к примеру, слова м.р. «мечь» (кажется, изначально там писался мягкий знак)? Как и когда появилась идея грамматических знаков (твердого и мягкого) для обозначения рода?

Спасибо.

2

Здесь действует ПРИНЦИП ГРАФИКО-МОРФОЛОГИЧЕСКИХ АНАЛОГИЙ

Это название может быть применено к принципу написания буквы ь после шипящих в ряде морфологических категорий: буква ь может быть рассматриваема как графический уравнитель парадигм склонения существительных типа ночь, рожь (как ель) и как графический уравнитель морфологических категорий повелительного наклонения: режь (как брось), а также инфинитива: беречь(как брать).

Традиционно считается, что написание буквы ь выполняет функцию грамматического сигнала: буква ь сигнализирует о женском роде слов ночь, рожь и т.д.

Однако "сигнализирующая функция" буквы ь в определенных категориях слов - это лишь следствие, а не причина его употребления. Причиной является влияние определенных графико-морфологических моделей, т.е. морфологическая аналогия. Слова женского рода типа рожь, ночь дают одинаковую графическую парадигму склонения со словами типа дверь (ср.: дверь - дверью, рожь - рожью, ночь - ночью), в то время как слова мужского рода типа врач, шалаш имеют такую же графическую парадигму, как и слова типа стол (ср.: стол - столом, врач - врачом, шалаш - шалашом).

При распределении слов по типам склонения употребление буквы ь после шипящих в качестве ведущего признака родового значения слов в русских грамматиках обычно не учитывается. К третьему склонению относят существительные женского рода с "основой на мягкие согласные и на шипящие ж и ш"

Однако то, что буква ь создает графическое единообразие парадигм склонения, учитывается как ведущий признак при подаче этого материала нерусским. Так, в частности, в кратком очерке русской грамматики, предназначенном для французов, А.А. Зализняк выделяет как относящиеся к одному типу склонения имена существительные, имеющие в форме именительного падежа единственного числа букву ь. Подобную же Написание же буквы ь в словах типа дочь, мышь не является этимологическим и по происхождению (об этом свидетельствует ненаписание буквы ь в словах типа врач, нож).

В древнерусском языке в соответствующих грамматических формах после всех шипящих, поскольку они были исконно мягкими, писался "ерь" (т.е. ь как знак редуцированного гласного переднего ряда). Писалось не только дочь, ночь, мышь, но и врачь, ножь, мужь и т.п. Однако со временем, после отвердения /ж/ и /ш/ и исчезновения редуцированных гласных, эти написания "сбились". После ж и ш начинают употреблять не только ь, но и ъ. В "Российской грамматике" Ломоносова представлены написания: речь, дочь, ключь, мечь, но ковшъ, ножъ.

В "Материалах к Российской грамматике" у Ломоносова намечается разделение написаний ь и ъ после шипящих по родам. Так, он дает вещь, но лещъ, таковы же соотношения между написаниями мышь и ковшъ

Намеченное Ломоносовым разделение его ученик и последователь В. Светов обобщил в правило. Причем В. Светов уже подчеркивал графико-морфологическую целесообразность этого правила: "Имена на ь кончающиеся мужского рода в родительном удерживают на конце я; из чего явственно, что не право пишется ключь, товарищь, врачь; ибо в родительном не ключя, товарищя и не врачя. Надобно писать: ключъ, товарищъ, врачъ, в родительном ключа, товарища, врача и так другие"

Правило, требующее не писать после шипящих мягкий знак в словах мужского рода (и писать его в словах женского рода), как "легкое", было поддержано Сумароковым

Орфографическая практика закрепила это правило. С отменой в 1917 - 1918 гг. буквы ъ на конце слов правило автоматически приняло современный вид (употребление буквы ь в словах женского рода на шипящие и неупотребление в словах мужского рода на шипящие).

Графическое противопоставление слов типа ночь, рожь словам типа врач, нож было введено сознательно на основе графико-морфологических аналогий. А.А. Реформатский справедливо пишет: "То, что в таких написаниях дело не в этимологии, показывают примеры иноязычных слов, на которые распространяется данное правило (фальшь, тушь, ср.: туш мужского рода без ь)"

В тех случаях, когда принадлежность того или иного слова к грамматическому роду неизвестна, мягкий знак является полезным сигналом, так как, будучи употреблен в конце слов на шипящие, он сигнализирует о том, что перед нами слово женского рода и что изменять его нужно по третьему склонению. Ср., например, такие названия, как река Оредеж, город Россошь, поселок Будогощь. Если увидеть их написанными, то мягкий знак даст нам понять, что слова Россошь и Будогощь женского рода, а Оредеж - мужского. Родовая же принадлежность слов с конечными согласными определяет и их тип склонения. Полезен этот грамматический сигнал и для стабилизации родовой принадлежности слов на шипящие. Он удерживает их от родовых колебаний, которые часто "тревожат" слова с конечным мягким согласным. Слова с конечным мягким согласным могут быть женского (трость, ткань, тень, соль, роль, метель и т.п.) и мужского рода (олень, руль, уголь, грифель и т.п.). Одинаковость формальной приметы приводит к родовым колебаниям, а следовательно, и к колебаниям в склонении. В XIX в. колебался род существительных полынь, студень, ступень и др.; заимствованные слова акварель, вуаль, госпиталь, дуэль, карусель, мигрень, модель, патруль, рояль, тюль и др. были иными по своему родовому значению, чем сейчас.

наблюдаются колебания в роде некоторых существительных с основой на мягкий согласный, например, слов мозоль, выхухоль, картофель, толь и др. Поэтому определение рода (а следовательно, и типа склонения) таких существительных требует наведения справок в словарях.

С чисто звуковой точки зрения употребление мягкого знака после шипящих в словах женского рода является избыточным: и без него конечные /ч/ и /щ/ (Будогощь, ночь, мощь) произносились бы мягко, как произносятся они в словах ключ, плющ, а в словахРоссошь, рожь с чисто звуковой точки зрения написание мягкого знака иногда даже вредно, так как, например, при изучении русского языка в условиях диалекта может натолкнуть на неправильное мягкое произношение твердых /ш/ и /ж/.

1
  • Спасибо за ответ.
    – Sergey
    2 янв '16 в 13:52
1

Я не буду спорить с Людмилой, но есть прямой ответ на прямой вопрос.

Таким образом, мягкий знак на конце существительного не является показателем рода, но тогда почему он стал показателем ж.р. после шипящих?

Именно потому, что после шипящих в русском языке Ь не может являться показателем смягчения. Все шипящие (включая аффрикаты) в русском не разделяются по твердости-мягкости. Ж, Ш и Ц в современном русском всегда твердые, Ч и Щ - всегда мягкие. Так почему же Ерю не найти другую, вполне посильную ему работу - стать показателем рода именно после шипящих? Ну а в других случаях у него есть прямые обязанности, как Вы верно пишете.

Какова история написания, к примеру, слова м.р. «мечь» (кажется, изначально там писался мягкий знак)?

Да, но очень давно. В те времена, когда представление о противопоставлении шипящих по твердости-мягкости еще не сложилось, "мечь" писался с ерем как графический рефлекс древнего сверхкраткого. Не знаю точно времени (думаю, что раньше упоминаемого Любмилой Ломоносова), от этой практики отошли.

Как и когда появилась идея грамматических знаков (твердого и мягкого) для обозначения рода?

А это уже у Людмилы.

1
  • Спасибо за ответ
    – Sergey
    2 янв '16 в 13:52

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.