2

"Дурачина ты, простофиля" — это помнят все. Но вот интересно, откуда вообще взялось слово "простофиля"? Просто — Филя?)))

5

В общем-то, по всей видимости, всё действительно просто. Простофиля - это просто+Филя. А вот далее начинаются сложности. По каким причинам именно Филя, а не Иван или Пётр и прочие. Дело в том, что собственные имена, начинавшиеся когда-то чуждым восточному славянству звуком "ф", а также собственные имена, содержащие звук "х", чаще всего получали презрительное, бранное значение; ср. Фофан из Феофан, Фефёла— из Феофила, Фаля из Фалалей, Фетюк из Феотих и др.В говорах московской области имя Агафон стало нарицательным для глупцов: "Экай Агафон - все в рот тащит". Далее я просто процитирую отрывок из сочинения Виноградова В. В. "История слов", так как у него это слово разбирается довольно подробно и обстоятельно.

Собственное имя Филя вошло и в состав слова простофиля . Простофиля — слово сложное (...) Первая часть слова простофиля — просто- (или прост-о) невольно сопоставляется с аналогичным компонентом в словах: простолюдин, простонародье, простонародный, просторечие, простосердечие и др. под., с одной стороны, и с выражениями вроде гоголевского просто Фетюк в «Мертвых душах» — с другой. Характерно, что простофиля при ослабленной экспрессивности может стать в один и тот же синонимический ряд со словом простак. Вторая часть слова простофиля — Филя обычно истолковывается как собственное имя ласкательное от Филат или Филипп так же, как Фаля от Фалалей. Ср. также областн. Савоська из Севастьян в значении ` простофиля '. М. И. Михельсон находил в простофиле отголоски Филатки— дурачка, простака Фили, но не отрицал возможности связывать это слово с Филей — простонародным названием червонного валета или с Памфилом— игрой в дурачки. Ни одна из этих этимологических гипотез не подтверждалась никакими фактами (Михельсон, Русск. мысль и речь, 1912, с. 710). А. Преображенский также считал этимологию слова простофиля неясной. «По всей вероятности, из просто- и собств. имени Филя, ласк. от Филат, Филипп; ср. у Даля (сл. 1909, 4, с. 1140 и след.) филя, филатка, дурачок, разиня» (Преображенский, 2, с. 134).

Слово простофиля со значением «простак» внесено в «Словарь Академии Российской» (1822, ч. 5, с. 641). Там же помещено производное прилагательное: «Простофилеват, та, то, пр. простонар. То же что простоват, глуповат» (там же, с. 640).

Филя, Филька в дворянском крепостническом обиходе XVII—XVIII вв. было типическим именем крестьянина-холопа, слуги. Это имя считалось простонародным и было окружено экспрессией пренебрежения, презрения. Д. И. Фонвизин в письме к Козодавлеву о плане Российского словаря 1784 г. называет все пословицы, где есть Сенюшки и Фили, т. е. крестьянские пословицы, «весьма низкими и умом и выражением» и выражает пожелание, чтобы они все были поскорее забыты (см. Фонвизин 1830, ч. 4, с. 23). Ср. среди пословиц, приводимых И. Н. Болтиным в примечаниях на начертание для составления «Словесно-российского толкового словаря»: «У Фили пили, да Филю же и побили» (Сухомлинов, вып. 5, с. 281). В мемуарах и в художественной литературе XVIII — первой половины XIX в. Филька выступает как ярлык слуги. Так, у Б. И. Куракина в «Дневнике и путевых заметках 1705—1710 г.»: «Февраля 15 учился Филька оправлевать париков, дано 6 гульденов». (Русск. быт, ч. 1, с. 39).

Из XVIII в. слово Филя как типическая кличка простоватого, глуповатого слуги переходит и в XIX в. Оно находит широкое применение в русской художественной литературе. Из анализа и сопоставления контекстов употребления этого слова следует с несомненностью, что Филя — это ласкательно-фамильярная форма к имени Филипп. Ср. в Череповецком говоре: «Фúльиха. Прозвище: от Филипп» (Герасимов. Сл. Череповецк. говора, с. 91).

У Грибоедова в «Горе от ума» (в речи Фамусова):

Ты, Филька, ты прямой чурбан,

В швейцары произвел ленивую тетерю...

(д. 4, явл. 14)

В историческом романе О. Ш. (Шишкиной) «Князь Скопин-Шуйский, или Россия в начале XVII столетия» (1835) также фигурирует слуга Филька: «”Ахти!” — вскричала Попадья, сама стряпавшая с работницами, ”пирог-то у нас не поспеет! Это все злодей Филька; велено принести рыбу живую, он и притащи ее к самой обедне! Ну, что, девки, станешь теперь делать?“» (ч. 1, гл. 4, с. 78). У И. И. Панаева в рассказе «Актеон» (1841): «У самого крыльца стояло человек до десяти исполинов, еще десять Антонов, которые, однако, назывались не Антонами, а Фильками, Фомками, Васьками, Федьками, Яшками и Дормидошками. Все они, впрочем, имели одно общее название малый» (1888, 2, с. 158). «Антон мигнул Фильке, и Филька побежал исполнить приказание барина» (там же, с. 171). «В грязной передней, где обыкновенно Филька шил сапоги, Дормидошка чистил медные подсвечники и самовар, Фомки, Федьки, Яшки и другие храпели и дремали, лежа и сидя на деревянных истертых и запачканных лавках, Петр Александрыч закричал: — Эй вы, сони! я всех разбужу вас...» (там же, с. 181). У него же в очерке «Барышня» (1844): «Евграф Матвеич колеблющимися шагами приблизился к гувернантке. — А вы куда? — спросила она его шопотом. — Я-с... я-с... я так здесь искал человека-с... Фильку...» (там же, с. 449). У того же Панаева в «Парижских увеселениях» (1846): «Гарсоны (не имеющие, впрочем, ничего общего с нашими Фильками и Васьками)... успевали удовлетворять требованиям каждого» (4, с. 256). В повести Панаева «Маменькин сынок» (1845): «Очнувшись, он с удивлением начал озираться кругом себя, протирая глаза. — Филька! Филька! — Чего изволите-с? — Да куда ж это мы едем? — К маменьке в деревню, сударь...» (там же, ч. 1, гл. 4, с. 371). В том же произведении: «”Ну что, Машка”, — спросила у нее барыня: ”говорила ты что-нибудь с Филькой?.. Чтó, доволен он своим барином?“» (там же, гл. 5, с. 375). Тут же раскрывается, что Филька — это уменьшительно-презрительное от Филипп: « — А не говорил ли Филька, привез ли барин с собою сколько-нибудь денег?.. Осталось ли у него что-нибудь после того, как он заложил свое имение?.. — Какое, сударыня! Филипп Андреич рассказывает, что они все спустили в Москве до копеечки, что они так жили богато, что ужасти...» (там же, с. 376). Ср.: «Но после второго стакана вишневки Филька сделался как-то говорливее. Анна Трофимовна все продолжала его потчевать и притом глядела на него необыкновенно приятно и называла его ”Филипушкой“ и ”голубчиком“» (там же, ч. 2, гл. 2, с. 422).

У В. И. Даля в повести «Павел Алексеевич Игривый»: «...даже сидевший за каретой на горе Монблане Филька снял дорожный картуз свой и низенько раскланивался» (Даль 1897, 1, с. 20). У Тургенева в рассказе «Собака»: «Я кликнул своего слугу; Филькой он у меня прозывается. Вошел слуга со свечкой. — Что это, — я говорю, — братец Филька, какие у тебя беспорядки! Ко мне собака под кровать затесалась» (7, с. 40). Точно так же в «Преступлении и наказании» Ф. М. Достоевского Свидригайлов рассказывает: «Филька, человек дворовый у меня был; только что его похоронили, я крикнул, забывшись: ”Филька, трубку!“ — вошел, и прямо к горке, где стоят у меня трубки. Я сижу, думаю: ”Это он мне отомстить, потому что перед самою смертию мы крепко поссорились“» (ч. 4, гл. 1). А далее этот Филька называется — в передаче речи других лиц — Филиппом: «Вы, конечно, Авдотья Романовна, слышали тоже у них об истории с человеком Филиппом, умершим от истязаний, лет шесть назад, еще во время крепостного права» (ч. 4, гл. 2).

Экспрессивно-бранное и презрительное значение дурачка, простачка слово Филя приобрело в устной народной речи не позднее XVIII в. В «Русском Жилблазе»: «Илья Лорнетов, этот глупый Филя, берет Энни» (Симоновский, Русский Жилблаз, ч. 2, с. 34). Разговорно-ироническое выражение — филькина грамота в значении: «невежественный; безграмотно-составленный документ» — восходит к тому же представлению о безграмотном и невежественном простаке-крестьянине, к представлению о глупом простаке Фильке. Любопытна такая реплика одного из персонажей романа Мельникова-Печерского «В лесах»: «Уж и объегорил же я его, обул как Филю в чертовы лапти!.. Ха-ха-ха!.. Не забудет меня до веку».

Параллельно с Филей распространяется и употребление простонародно-фамильярного слова — простофиля .

Ср. у Пушкина в «Сказке о рыбаке и рыбке»:

Дурачина ты, простофиля !

Выпросил, дурачина, корыто!

В корыте много ли корысти?

.............................

Дурачина ты, прямой простофиля !

Выпросил, простофиля , избу!

У Кс. Полевого в «Записках о жизни и сочинениях Николая Алексеевича Полевого»: «Булгарин обратился ко мне так просто и радушно, как старый знакомый; он даже показался мне смиренным и кротким простофилей» (СПб., 1860, с. 273).

Ваш ответ

Нажимая на кнопку «Отправить ответ», вы соглашаетесь с нашими пользовательским соглашением, политикой конфиденциальности и политикой о куки

Всё ещё ищете ответ? Посмотрите другие вопросы с метками или задайте свой вопрос.